FRPG Versailles: Vanity Fair

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Versailles: Vanity Fair » The historys of poisoning » Новая Мадам Орлеанская


Новая Мадам Орлеанская

Сообщений 31 страница 45 из 45

1

http://forumfiles.ru/files/0018/63/ec/48530.gif

Название: «Новая Мадам Орлеанская»

Время: 11 декабря 1671г.

Место:
Предместья близ Версаля.
Историческая составляющая:
По договору брат сиятельного Короля-Солнце должен встретить свою новую жену и сопроводить ее в Версаль.
Участники:
Лизелотта Пфальцкая и Филипп Орлеанский.

0

31

Даже не смотря на то, что шевалье и супруг были совершенно правы, Лизелотта не была готова к такому кардинальному изменению образа жизни. Ещё совсем недавно она была любимым ребенком, которому было позволено все, а теперь она заперта в живом зоопарке из людей, которые мечтают её сожрать. И мало того, супруг, хоть и очень мил и добр, совершенно ею не интересуется. Это было ожидаемо, но от этого менее обидным это не становилось. Ей понадобится время что бы все это принять. Увы, ничего кроме задорного характера и крепкого юмора она предложить не могла. Красивых дам достойных восхищения она видела много и одной из них быть не могла.
- Вы совершенно правы, господа. Раз уж это так важно — займитесь моим гардеробом, очевидно, то принесет вам намного больше удовольствия. Я приму любой исход. Только оставьте в покое мои одежды для охоты, они сшиты лучшими портными и очень удобны. Остальное можете хоть на костре сжечь, если это принесет вам удовольствие. - Было видно, что девушка взяла себя в руки. Если уж все так плохо, можно будет поплакать в подушку ночью, когда никто её не увидит.
Но нежное кокетство с фаворитом делало больнее. Лизелотта удивлялась, неужели её супруг не понимает, что это сейчас очень ни кстати? Она не собиралась оспаривать его место, не собиралась устраивать истерики или сцены ревности, принцесса понимала, что тут не просто любовная интрижка, это многолетняя связь, но черт их дери, почему именно сейчас?
- Если я что-то обещала, я выполняю. Но простите, сейчас я не готова наблюдать за тем, как вы нежничаете. - Немка встала, собираясь уйти в соседние покои. Ей нужно привести мысли в порядок. Пусть портные займут её время, пусть дворец рухнет, но ей нужно остаться без этих сладких голубков. И её слабо утешала перспектива танцевать с ними обоими, это явно не то, что сейчас хотелось услышать. Филиппу не хватало обыкновенного такта и уважения к ситуации, хотя что ожидать, она для него совершенно чужая, а Лоррен - любовь всей его жизни.

+2

32

Всё же Месье еще было учиться и учиться обходительности. Впрочем... Де Лоррен не сдержал усмешки, лично ему подобное поведение герцога было только на руку. Довольство от того, как была проведена демонстрация их отношений, пересиливало ревность и легкую злобу на несовершенство мира, в  котором он должен был делить Филиппа с другими. А когда шевалье был доволен... Тогда он мог подумать и  о ком-то еще.
В самом деле, Пфальцская сейчас была как птаха в клетке, травить такую слишком простое и недостойное занятие. Это как ребенка обидеть. Какие бы сплетни про него не ходили, он не был так жесток. Шевалье вздохнул, с укоризной глядя на Орлеанского и одними губами выдыхая:
- Болван, - легко улыбнувшись, он едва заметно мотнул головой в сторону Мадам, продолжая также на грани слышимости, - сделай что-нибудь.
Де Лоррен уже сейчас чувствовал, что пожалеет об этой своей минутной слабости. Когда такое видано - он самолично отправлял Месье к супруге?.. Но... Не в койку же они сейчас там ложиться будут. Ведь нет? Взгляд на мгновение потемнел. О... Проверни душенька такое - она бы узнала, какой скотиной может стать шевалье! Первосортной, невыносимой скотиной... Это сейчас он был буквально ангелом. Разве что крылья не начали пробиваться через камзол.
- Мадам, простите нас... - Филипп вздохнул, - наши манеры... Что взять с мужланов? Мы думаем лишь о себе. Я уж точно. Привычка-привычка, я лелеял её годами. Но...
Шевалье пожал плечами, сбрасывая ткани с рук:
- Сегодня я готов сделать исключение. Дорога, верно, была долгой? Хотите... чаю? Или вина? Если в Версале и есть хорошие стороны - местные погреба - одна из них, совершенно точно. Впрочем, если вы и впрямь хотите остаться одна... Я покину комнаты.
Он бы даже выдержал пару часов, останься Орлеанский здесь. Устроил бы ему небольшой бардак в кабинете или гардеробной, но... Ничего фатального.

+2

33

Его любовник был обласкан, а значит  - можно было уделить внимание его новоиспеченной Мадам. Вот теперь эта милая белокурая девочка стала понимать, где оказалась. Филиппу было ее немного жаль, скверно, когда твои ожидания или не оправдываются и превосходят самые неприятные надежды. Версаль – не место для добрых и открытых людей. Это место напоминает сразу несколько кругов ада, о которых упоминал Данте. Невозможно дотянуться до мечты в человеческом мире, жаль брат этого до сих пор не понял. А может и знал, но отчаянно продолжал цепляться за свою мечту.
- Мадам.
Филипп подошел к своей даме, коснулся ее руки, а потом прижался к ней губами.
- Мужайтесь. То, что Вы увидели, лишь меньшее из зол. Здесь никому нельзя доверять. Мы – будем Вам друзьями, если и Вы откроете Нам свое сердце. Мой брат…
Принц нахмурился, перевернул ее руку ладошкой и коснулся губами ее центра.
- Мой брат не такой, как о нем говорят, следите за каждым своим словом, он направит его против Вас. Я слишком хорошо его знаю. Мы уже говорили, но скажу снова. Я буду защищать Вас от него и нападок двора. Просто доверьтесь мне. И Ему.
Филипп посмотрел на единственного человека, который был с ним бок о бок так долго, тот в отсутствии которого еда теряла вкус, а вино не приносило забвения.
- Останьтесь с нами. Не стоит быть в одиночестве.
Герцог взял девушку за руку, подводя к уютному креслу.
- Я налью Вам вина.
Филипп налил немного вина в бокал, протянул его своей даме, надеясь заслужить ее доверие. Хотя бы его. Обстановка теплела, но говорить о том, что все могло быть очень хорошо не приходилось.
- Мадам. Расскажите нам о тевтонских традициях. И удовлетворите мое любопытство. Ваш брат тоже предпочитает мужскую компанию?

+2

34

Без сомнения, Лиззи не имела иллюзий на счет того, что ее будут обожать и носить на руках, она знала кто ее супруг и чего ждать. По она не ждала понимания и обхождения со стороны его любовника, ведь это она зашла на его законную территорию. Это ввело ее в замешательство.
- Не стоит уходить, шевалье. Думаю, моему супругу это бы не понравилось. Я шоеирована Вашим поведением и очень тронута, спасибо. -  Взяв бокал из рук супруга Лизелотта сделала пару глотков, слушая.
- На то Ваш брат и король, что бы быть не таким, как о нем говорят. Но предупреждение я услышала. - Палатин слегка приободрилась, по крайней мере тут, в обществе этих мужчин врагов к неё нет. А вот вопрос жениха заставил её улыбнуться. Да уж, её брат...
- Слухи верны, мой брат любит только мужчин и своих коней. Однажды он раздобыл платье пастушки и сбежал в деревню, ему хотелось соблазнить одного офицера. Это был страшный скандал. Думаю, отец бы хотел, что бы его сыном была я. Он совершенно не мужчина, в отличии от Вас, Филипп. - Она улыбнулась мужу. Лизелотта прекрасно понимала, что ее брат скорее бы удавился, чем поехал бы на войну, возглавить фронт наступления. А вот Филипп, по слухам, этим просто бредил.
- Но он очень искренний и добрый человек, возможно, именно это его и погубит. - Принцесса поставила пустой бокал на столик и посмотрела на ткани.
- Думаю вот этот цвет подойдет. Мне говорили о том, что в светлом я похожа на моль. Не хо елось бы. Хотя вас двоих невозможно чем то перекрыть. Совершенно никаких шансов. - Принцесса расхохоталась. Эти двое и правда бвли слишком шикарны и привлекательны. Даже если она пойдёт в красном, на их фоне она будет молью.

Отредактировано Elisabeth Charlotte (2017-08-05 23:47:43)

+2

35

Шевалье вздохнул, когда Орлеанский вдруг указал его как лицо, которому следует доверять. Он сам не стал бы говорить о доверии. Ммм... Нейтралитет? И тот вряд ли. Это сейчас и здесь он был расположен к Мадам, обычное человеческое сочувствие. Даже он на него способен. Но... Первая же её ночь с Филиппом способна всё изменить. О, де Лоррен зверел от одной только мысли об этом. Месье и Мадам, вдвоем, предаются страсти. И... Черт их знает, что эти двое будут вытворять. Просить о таком доклада от Орлеанского глупо и недостойно. Даже сейчас пришлось сделать над собой усилие, чтобы не скривиться.
Де Лоррен посмотрел на Пфальцскую, словно пытаясь проверить, не так ли та простодушна, чтобы и впрямь совершить подобную ошибку и довериться любовнику мужа. Если говорить открыто, Мадам казалась более приземленной девушкой, нежели покойная Генриетта. Верно, сумеет освоиться и не натворит глупостей? Шевалье усмехнулся, коротко кивая и легко щурясь:
- Вы шокированы тем, что я не бросаюсь превращать вас в подушечку для моих шпилек? О... Душенька, не обольщайтесь. Здесь просто не перед кем. - Он пожал плечами, коротко усмехаясь, - но, возможно, вы своей же рукой, только что снизили градус моих будущих острот.
Обещать, что их не будет вовсе, было бы крайне глупо. Даже любовь к герцогу не могла удержать его темперамент в узде. Тот все равно прорывался наружу, пусть порой шевалье и жалел о сказанных в запале словах или том, что умудрялся сотворить в этом самом запале.  Подойдя ближе, де Лоррен провел пальцами по ткани, которую выбрала Пфальцская:
- Хороший выбор. Главное - не увлекитесь рюшами. Некоторые дамы становятся совершенно дико похожи на торт. Глядя на них не поймешь, о чем они думали и не стало ли причиной их нелепого помешательства то, что они отказывают себе в сладком, чтобы влезть в корсет. - Глянув на Орлеанского, шевалье сам не сдержал смешок, - слышишь? Мы с тобой буквально дивы этого камерного театра "Версаль", звезда моя. Разве что цветы к нашим ногам не бросают...

+2

36

Филипп с улыбкой слушал рассказ Мадам о ее брате, жаль, что он не стал сопровождать сестру, уже очень любопытно взглянуть на него, сравнить с принцессой. Он не был бы собой, чтобы не сказать об этом вслух.
- Даже так.
- Дорогой…. Ты слышал, какой у моей жены темпераментный брат?
- Мадам, почему же он не сопровождал Вас? Должно быть он тоже слышал слухи обо мне? Думаю, мы могли бы подружиться.
Герцог подмигнул своей жене.
- Так почему же он не пожелал лично посетить нашу свадьбу? Здесь он мог бы найти себе развлечение. Все… напишите ему. Давайте пригласим его в гости?! Мадам. Это нечестно в конце концов, Вы увидите моего брата, я желаю познакомиться с Вашим.
Принц притворно надулся, чуть расслабляясь, первое знакомство его любовника с женой, прошло более чем гладко. Лизелотта была очаровательно неиспорченна, ну как не взять подобное существо под свое крылышко.
- Да. У нас хватает поклонников и поклонниц. Если бы мой брат был не королем, а хозяином театра, то нас ждало актерское поприще. Так и вижу стайку дам, ожидающих твоего выхода. Где же он?
Филипп заозирался на манер пустоголовой поклонницы.
- Где же он? Я так ждала нашей встречи. Он – мой принц из сновидений. Его белокурые волосы. Взгляд. Все так волнует меня….
Голос герцога дрогнул и он рассмеялся.
- Ты представь, сколько юных созданий пали жертвами твоих чар. Впору было выдать всем очки, дабы защититься от твоей красоты – разящей наповал.
- Мадам. Мой друг Вас еще не сразил? Могу раздобыть очки и для Вас. И да. Цвет опредленно Ваш. Подчеркнет Ваши румяные щечки, юность и свежесть. Теперь займемся Вашей прической.
Филипп подошел к жене, коснулся ее плеч, рассматривая ее прическу.
- Вам природой даны чудесные локоны, не завивайте их так сильно, это делает Вас похожей на овечку. Давайте. Расплетите Вашу прическу, хочу взглянуть. Вы – юны и милы, если мы представим Вас божественной Артемидой…То все будут заинтригованы. Доверьтесь мне.
Безмолвные портные появились перед герцогом, тот уже распорядился о пошиве платья для Мадам.
- Ах да. Рюши.
Один из мастеров принес пухленькую папку. Принц выхватил ее и поднес жене.
- Выбирайте кружево.
- Дорогой, помоги Мадам выбрать модное…
Его захватила эта игра. В роли куколки выступала его вторая супруга, это все было так весело.
- Принесите мои драгоценности.
Голос герцога приобретал властность в обращении к слугам.
- Мне нужно Вас украсить.
- Дорогой, ты тоже выбери себе один из перстней. Я не так давно приобрел несколько красивых вещиц у ювелира. Посмотри.
Украшения принесли очень быстро и разложили на столе герцога Орлеанского.
- Выбирайте.
На это раз принц обратился и к жене и к любовнику.

+2

37

В чем никто не мог упрекнуть Лиззелоту, так это в том, что она глупа или наивна. Возможно, она излишне проста для утонченного двора Франции, но милой овечкой она не была, и за словом не лезла в карман. Она была с чувством юмора и могла отбрить будь здоров, просто была слишком напугана, что бы контролировать себя сейчас.  Но вскоре она привыкнет и все будет иначе.
- Дорогой шевалье, я не надеюсь, что Вы будете паинькой, ведь в Версаль приехала настоящая заноза в заднице, так ведь Вы меня воспринимаете? - Пфальцая, со свойственной немцам прямотой подмигнула блондину. Ну в самом деле, она знала, что поводов её любить у Лоррена нет. Но им всем придется мириться с таким положением вещей. Если же у кого-то есть претензии, то их можно было бы высказать королю, это была исключительно идея и его решение. Только Лиззи сомневалась, что кто-то сможет что либо изменить.
Слушая Филиппа, девушка мягко улыбалась. Видно, он был большим выдумщиком, он мог вдохновляться. Этим он был похож на брата, только тут было больше мужественности и чуть меньше эгоизма. Ощущая что-то родное в герцоге, Лиззи улыбнулась шире. Она сможет найти за что его любить.
- Отец не рискнул отправить со мной брата. Он бы потерял голову и решил остаться тут. А так нельзя, он же наследник. Он бы тосковал по Франции и вельможам, терзался бы ненужными фантазиями. Пожалейте его. Если будет удобный случай, я приглашу его в гости, но это необходимо будет обсуждать с Вашим братом, Месье.
Послушно потянувшись к волосам, достав шпильки, Лиззи позволила волосам потерять форму и упасть на плечи. В Пфальце завивка мелкими локонами считалась очень милой и девичьей, но в Версале, видимо, нет. Придется позволить слепить из себя то, что будет удобоваримо для этого странного места.
- Если я скажу, что мне безразлично какое будет кружево, меня отправят на костер? Я не разбираюсь в этом. Какое сейчас модно? Или же есть какие-то критерии, по которым стоит на него смотреть? Приличия,  иерархия? - Лизелотта перебирала образцы. Несомненно, они все были красивы, искусно выполнены. Но больше всего ей понравилась вышивка на прозрачном тюле.
- Это подойдет?

+2

38

Месье болтал и это было мило. Лучше уж когда тот был вот таким, чем когда он замыкался в себе из-за какого-нибудь пренеприятного события. Тогда шевалье был готов сделать что угодно, чтобы вывести Орлеанского из меланхолии. Сейчас... Сейчас хотелось просто улыбаться. Герцог говорил об одном, перепрыгивал на другое, раздавал поручения. Де Лоррену он таким нравился. Все эти "раздобуду, займусь, принесите"... В самом деле - мило.
Усмехнувшись, шевалье поправил волосы:
- Мне не нужны были бы очки, мон шер. Пусть бы падали, - де Лоррен пожал плечами, - я всегда могу переступить через них и пойти дальше. И... Принц?
Он не удержался от смешка:
- Смотри не загорись этой игрой, мне вовсе не хочется изображать лицедея. Хотя... Корона бы мне пошла.
Лицедейтсво... И без того именно этим при дворе занимаешься круглые сутки. Впрочем... Когда они оставались с Филиппом наедине, нужда в театральности отпадала. И то радует.
Шевалье цепко оглядывал Мадам, словно та была чрезвычайно интересным экспонатом в чей-то редкой коллекции. Волосы у неё и впрямь были хороши... Да и нужные черты внешности, при умении, можно подчеркнуть настолько выгодно, что на прочие никто и не глянет. И... Нет, де Лоррен не обманывался тем, что сейчас Пфальцская показывала себя спокойной и весьма рассудительной дамой. Нужно было немало времени, чтобы он и впрямь в таком уверился. Ведь всякий знает, под агнцем порой скрывается самый жестокий волк.
- Заноза - не то слово, душенька, - шевалье мило улыбнулся, глядя на Мадам, - но... я искренне рад, что вы не питаете иллюзий. Ливреткой я точно не стану, а тем, кто пытается меня ею сделать, я обычно откусываю руки. Фигурально выражаясь, конечно...
Брат... О, только брата Мадам, тяготеющего к мужчинам, здесь не хватало! Де Лоррен мрачно глянул на герцога, когда тот поднял эту тему, хмыкая себе под нос  и неспешно подходя к столу, разглядывая драгоценности. Ему и без Пфальцских тут хватало забот. Нет же... Оставалось надеяться, что, если визит и состоится, братец окажется либо страшненьким, либо скучным. Отлично, если то и другое вместе.
- Кружева должны быть уместны, не должны перекрывать собой весь наряд и... - он глянул в сторону Мадам, оценивая её выбор, - неплохо. Совсем неплохо. Главное не берите ту розовую пошлость. Она годна лишь шлюхам. И то не всем.
Взяв один из оправленных камней, де Лоррен повертел его в руках, и положил обратно. Драгоценностей у герцога было достаточно, чтобы обвесить и Мадам, и его с ног до головы. Да только сам шевалье не питал к ним особой слабости. Он ценил подарки от Месье, но... Ценнее того перстня, что уже был на его руке, придумать было сложно.
- Я слышал, в моде нынче сапфиры. Мадам, вы любите сапфиры? - цепкий взгляд снова устремился к Пфальцской, - или?.. Чем вы обычно украшаете себя? Здесь богатый выбор, но, кто знает, вдруг на ваш вкус ничего не найдется.

+2

39

Филипп обожал подготовки к раутам, необходимо подобрать костюм, украшения и прочие мелочи, которые могли существенно испортить облик. Во всем необходимо чувство меры. Стилю просто невозможно обучить, и те кто говорят об обратном, мало что понимают в сочетании цветов. Следуй за модой и оставайся самим собой. Его брат не был так же искусен в этом, взять хотя бы его «золотой наряд» солнца. Слишком…много деталей. Броско. По-павлиньи. Герцог Орлеанский не надел бы что-то подобное, даже если бы ему приставили нож к горлу.
Разумеется придворные уподобились королю, и уже на следующем балу принц лицезрел целую процессию наспех раскрашенных мужчин. Это походило на цирковую процессию, жаль шевалье не было рядом и им не удалось вдоволь насмеяться, глядя на подобное зрелище. Смешно, но все эти придворные мужи, ненавидели «итальянские мерзости», однако считали свой вид…мужественным. Герцогу стоило усердия, чтобы не начать злословить. В отличие от этой павлиньей процессии, сам он тогда нарядился в простой камзол с перевязью, оттеняющим цвет его лица и добавляющий синевы его глазам. Возможно, впервые, Орлеанский не собирался соревноваться с братом в красоте. Уступив место главного красавчика на балу.
Кружева ему понравились, не смотря на слуг, он коснулся светлых кудрей Мадам, вплетаясь пальцами в ее локоны, дивясь их мягкости, он ловко их распушил, придирчиво рассматривая дело рук своих.
- Так гораздо лучше. Никаких причесок. Вы становитесь еще более милой, когда локоны обрамляют Ваше округлое лицо, дорогая.  Вышивку….я одобряю. А розовый…..Мой друг…
Взгляд герцога потеплел, он посмотрел на своего любовника.
- Абсолютно прав. Хотя открою Вам секрет.
Пухловатые губы принца почти касались ее ушка.
- Я бы не стал развлекаться с шлюхой в розовом. Таком кричащем и неприятном цвете. Вот нежно-розовый оттенок Вам бы пошел. Я закажу его, чтобы Вы могли оценить.
Филиппу было не просто показать им свои драгоценности, он их жадно коллекционировал, хотя некоторые и не носил. Его грела сама мысль их наличия.
- Сапфиры? Да. Мадам. Выбирайте сапфиры, они чудесно Вам пойдут. Камень благородного синего оттенка.  У меня их целая коллекция.
На выразительном лице герцога появилось мечтательное выражение.
- Подождите.
Он торопливо отправился к себе в спальню и вышел с маленькой шкатулкой. Филипп направился к Мадам.
- Считайте это моим Вам свадебным подарком. Чудесный комплект. Он подходит Вам. Когда я приобрел его у нашего ювелира, я просто хотел им владеть. Его назвали «симфонией». И не даром. Камни так переливаются. Оправа из золота и россыпи маленьких алмазов. Владейте ими. Бледные кружева оттянят их. Вы принцесса - а значит, должны контрастировать с публикой жеманных дворянчиков.
Герцог без малейшего сожаления отдал их принцессе Пфальца, так стремительно, словно боясь передумать.
- Дорогой.
Не сей раз он обратился к шевалье.
- У меня тоже есть для тебя подарок. Вернее я не так давно приобрел два перстня . С изумрудом и рубином. Выбери тот, что понравится.
Герцог вытащил маленькую шкатулку их кармана кюлот и передал ее де Лоррену.

+2

40

Слушая шевалье Лизелотта заулыбалась и еле сдержала смешок. Молодой мужчина не был похож на левретку, о нет. Он был чем-то намного более опасным, красивым. Хищник, но не гончая. И было бы настолько неосмотрительно купиться на его прекрасную внешность, что она бы себя не простила совершенно.
- Спасибо за заботу, но я совершенно не люблю розовый цвет. Мне больше не шесть лет. Да и в розовом, я думаю, я буду похожа на жирненького молочного поросенка. Такое прозвище закрепится за мной надолго и будет за мной шлейфом тянуться. - Пфальцкая даже представлять такое не хотело. Насколько бы это было унизительно, не только для неё, но и для будущего супруга, ведь он, даже если и не полюбит её, как женщину, будет её парой. Разве приятно слышать такое о человеке, с которым ты связан узами брака? Каждая подобная мысль заставляла молодую принцессу морально крепиться и наращивать свой доспех, который поможет её не реагировать на шпильки.
- Вы считаете, месье, что если я выйду без сложной прически, придворные это оценят и не станут говорить, что король Вам из Пфальца привез не принцессу, а пастушку? - Лизелотте было приятно от того, как нежно супруг касался её волос. Но это очень быстро закончилось. Увы.
Настроение у Филиппа менялось, как яркая лента в прическе красавиц. За ним было невозможно уследить. Взяв в руки аккуратную шкатулку и открыв её, девушка улыбнулась. Роскошный подарок, на самом деле. Таких дорогих украшений она никогда не носила, более того, никогда не надевала. Даже такая равнодушная к украшениям персона, как принцесса Пфальцкая, не устояла бы. Немка смотрела в восхищении, не представляя, сколько труда было вложено в это колье и серьги. Синева сапфира, яркий блеск алмазов, золото, которое заставляло все это гореть в общем костре.
- Вы похожи на Санкт-Николауса. не уверена, есть ли у Вас традиция, но у нас в Пфальце он дарит детям подарки на рождество. А непослушным детям он кладет уголек. - Лизелотта улыбнулась и встала. Подойдя к мужу, привстав на носочках, она поцеловала его в щеку, весело подмигивая.
- Так, где тут ваши портные? пусть снимают мерки. Сколько можно мне сидеть без дела! Что ещё мне нужно сделать перед приемом? Как змея, сбросить шкуру и превратиться в бабочку? - Внутри девушки очнулась деятельная немка, которая готова атаковать всех и вся.

+2

41

Шевалье не нравилось смотреть на то, как мягко Месье прикасается к волосам Мадам. Пусть длилось это совсем недолго, но... Одно дело, когда герцог касается всех этих смазливых козликов, льнущих к ним обоим и стремящимся попасть в их койку. Там не было особого отношения, выделения кого-то из общей массы милых мальчиков при дворе.  Здесь же... Что ни говори, а Орлеанский будет общаться с супругой, стоило опасаться того, что это общение приведет к связи более тесной, чем хотелось бы шевалье. Он криво усмехнулся, но стерпел, никак не комментируя момент. Порой, ради Орлеанского, он и впрямь мог вести себя очень тихо. Моменты эти, правда, были не такими уж частыми.
Оценив по достоинству подарок Месье для новоиспеченной супруги, де Лоррен коротко улыбнулся. Подарок должен был соответствовать статусу, и... Он справился с этой ролью на ура. Такой комплект вызвал бы зависть у многих дам при дворе. Будут шушукаться и брызгать ядом, пытаясь угадать, что такого постыдного и запретного сделала Пфальцская, чтобы герцог одарил её так. Даже у Монтеспан не было таких дорогих колье, пусть Его Величество не скупился на свою любовницу.
- На поросенка? - он не сдержал смешок, - самоиронии у вас не отнять, душенька. И... Я рад за Месье. В том смысле, что его супруга хотя бы не будет выглядеть безвкусно, на подобие гулящих девок. Надеюсь, морить себя голодом и походить на бледную моль вы тоже не собираетесь? О... Прошу, скажите, что у вас нормальный аппетит, а в голове нет дыры.
Шевалье пожал плечами:
- Неудивительно, что эти чахлые курицы то и  дело падают в обморок, это безумно раздражает, знаете ли... Это и их вечно голодные глаза.
С интересом глянув на Месье, который вручил ему шкатулку, де Лоррен улыбнулся, щурясь и открывая ту. Перстни были выполнены тонко, филигрань, огранка... Впрочем, кто, будучи в своем уме, подсунет паршивый товар герцогу Орлеанскому? Это только с виду тот был милым агнцем. Шевалье же давно не обманывался на пухлые губки и локоны. Он знал Филиппа всяким и лучше прочих понимал, что ничего хорошего того, кто вздумал как-либо оскорбить Месье, не ждет. В конце концов, он и сам мог вызвать такого храбреца на дуэль.
- Прекрасная работа, дорогой. - Он хмыкнул, раздумывая, - я выберу изумруд. Хотя...
Шевалье внезапно рассмеялся, подмигивая Мадам:
- Если верить вашим словам, душенька, мне этот... Николаус... должен был подарить уголек! За послушного мальчика я не сойду никоим образом. И...
Он успокоился, наклонил голову к плечу, разглядывая пфальцскую:
- Нынче в моде духи и веера, не забудьте про них.

+1

42

Остроумие Мадам подкупало. Она была прекрасно осведомлена о своей внешности и не делала из этого трагедию, как бывало  с девушками, узнавшими, что стать прекрасной принцессой у них не выйдет, как не утягивай свою талию и не румянь щеки. Даже ширь талии можно было скрыть или выгодно преподнести, для этого следовало сшить наряд на размер больше, а потом…все решала изящная драпировка, цвет и текстура самой ткани. Излишние оборки простили даже самый выгодный наряд, что уж говорить о чем-то монументальном. Вот его кузина, хоть и обладала выдающимися формами, умела обратить себе это на пользу. Платья, расшитые алмазами лишь подчеркивали ее богоподобную красоту. Не нашлось бы француза не возжелавшего познакомиться с принцессой поближе. Но та была непреклонна. Чувство вкуса и стиля, даже из самой бледной крысы способны сделать загадочное существо.
Тип Лизелотты. Это весна. Все распускается, кожа отливает розоватым. Необходимо лишь слегка подчеркнуть красоту юности.
- Мадам. Я люблю сливочных поросят. Особенно под соусом.
Герцог рассмеялся.
- Вам не пойдет сложная прическа. Вы – свежи и юны. Ваши волосы…мягкие кудряшки следует чуть уложить, пусть обрамляют Ваши круглые щечки. Николаус? Вы о Пэр Ноэле? Этот старик мог озолотить любого ребенка. Но мне все обещали встречу с пэр Фуэтар. Он приходит с дубинкой и угольками. Когда мы с братом….
Взгляд Филиппа потеплел, их детство не было безоблачным, но все же в то время, Луи не превращался в деспота-правителя, и были лишь его старшим братом.
- В очередной раз подрались. О…причина не так важна. Более красное яблоко. Или макаруна необычной расцветки. Кардинал, хоть и принял мою исповедь, пообещал, что я непременно встречу Фуэтара. А тот накажет меня со всей строгостью. Увы. Что-то он так и не заявился. А я его ждал. Даже кинжал с собой таскал.
Герцог Орлеанский помотал головой, сбрасывая наваждение воспоминаний, не стоило возвращаться в Версаль, здесь все пропахло Луи. Нет. Его Величеством. Солнцем. От брата и уголька не осталось.
- Дорогой. Вместо уголька твой собственный пэр Ноэль одарил тебя перстнем. И даже…
Филипп взял гизара за руку и самолично надел кольцо на его палец, чуть сжав руку, когда он ее выпустил, взглядом обещая жаркую встречу наедине.
- Я думаю, ты найдешь, чем его отблагодарить.
Вошли личные портные герцога Орлеанского, люди деятельные.
- Помогите Мадам Орлеанской. Готовый наряд нам необходим через пару часов.
Молчаливые и сметливые работники иглы и нитки, окружили белокурую принцессу Палатин и занялись нехитрым делом съема мерок.
- Дорогой. А что надеть нам. Я хочу сегодня видеть на тебе наряд достойный принца. Но только не твой итальянский, красный. Он слишком….броский. Надень лазоревый для меня. Тот, что расшит алмазной нитью. Сам я…
Принц всерьез задумался над своим обликом.
- Дорогой. Что думаешь? Я хочу чтобы «наш поросеночек» шел под руку с прекрасными принцами.

+1

43

Шевалье отметил совершенно точно, самоиронии в Лизелотте было столько же много, сколько мало самолюбования и дурости. Она всегда отдавала себе отчет и никогда не строила воздушных замков. Для дамы качество не лучшее, отсутствие дурости в голове могло причинить много боли и страданий, просто потому, что не было возможности поверить на слово кавалеру, нафантазировав себе сказку. Нет, молодая принцесса видела все точно и без прикрас.
- Вы правы, господин де Лоррен, я достаточно самокритична. А Ваш вопрос по поводу аппетита достаточно неразумный. Посмотрите на меня, где голод, а где я. - Принцесса расхохоталась. У неё всегда был прекрасный аппетит. Наверное, если бы не её страсть к прогулкам, Лиззи бы стала размером с гору и не проходила бы в двери. И никакой корсет бы её не спас.
- Я думаю, что пока я не перепробую все французские деликатесы, я не успокоюсь. Боюсь, месье, Вас будут из-за меня дразнить. - Девушка подмигнула мужу и стала с умилением слушать рассказ о его детстве. Её супруг казался милейшим созданием (по крайней мере сейчас) и ей очень хотелось его обнять и гостить пирожным. Боги, он дрался со своим братом за сладости и ждал злого духа Рождества с кинжалом. Восхитительный сюжет, она так считала. Да, пока она была совершенно не в курсе братских отношений этих двоих, но ей всегда хотелось верить в лучшее в людях.
Когда девушку окружили портные и замерщики, она вздохнула. Совсем скоро она распрощается со своим статусом незамужней девушки, и пока было не совсем ясно, хорошо это или плохо. С одной стороны, Лизелотта подготовила себя к такому переходу, а с другой она все-ещё была забавной девчонкой, которой больше всего хотелось охотиться и проводить время в конюшне, вычесывая своего коня. Если бы кто-то при дворе узнал, что она сама ухаживала за своим конем - заклевали бы. Это была её маленькая тайна. Не привыкшая к французам, принцесса с интересом наблюдала за замерами, беззастенчиво таская с подноса макаруны, которые ей так любезно принесла служанка, хоть она и не просила.
- Ах мадам, не стоит так налегать на сладости, иначе вы рискуете не влезть к вечеру в платье. - Недовольно заворчал закройщик. От такой наглости у Палатин чуть не выпало пирожное из пальцев, а потом она снова засмеялась. - Не переживайте, хуже, чем я сейчас уже не будет

+2

44

Шевалье посмотрел на свою руку, на которой красовался новый перстень. Сел как влитой, между прочим. Он бы не удивился, узнав, что какой-нибудь засранец-ювелир молился и снимал с его руки мерки, когда он спал крепким сном в постели герцога после очередной их веселой попойки. Иначе чем объяснишь такую вот точность? Орлеанский знал, точно знал, как его задобрить. Теперь злиться было сложнее. По крайней мере пока эта новоиспеченная женушка вела себя просто. Простота подкупает.
Де Лоррен мурлыкнул, поводя плечом:
- Уж будьте спокойны, Ваше Высочество - отблагодарю. Мало вам не покажется.
Он двинул бровями, скучающим взглядом оглядывая подоспевших портных. Лучшие из лучших - как иначе. Для приближенных всегда так. Но...
- Он оскорбил твою супругу. - Голос был абсолютно беззлобен, даже весел. На деле Шевалье и впрямь веселила ситуация. Зря, очень зря портной открыл свой поганый рот когда он был здесь. Даже несмотря на то, что Пфальцская сама парировала остроты, он не мог не вмешаться. Всякий должен знать своё место. Эдак обнаглеют и, чего доброго, и ему указывать начнут. Дескать, такие кудри не в моде... Де Лоррен моргнул и постучал пальцем по своим губам, вопросительно глянув на герцога:
- Что ты намерен с этим делать? Нежели оставишь без внимания? Это бы... - Филипп вздохнул, проводя пальцами по плечу Месье, словно убирая невидимую соринку, - разочаровало.
Оставив задачу с наказанием строптивого засранца для Орлеанского, он отошел к столу, сам выбирая пирожное покрасивее и оборачиваясь к уже побледневшему закройщику. В голубых глазах теперь откровенно читалось веселье. Откусив от макаруна, шевалье    прожевал в полной тишине, после лениво облизнулся и засунул в рот всё оставшееся лакомство, протягивая руку за добавкой.
- Ну? - смахнув пальцем крошку с уголка рта, он ухмыльнулся, - что же вы заткнулись, любезный? Выдайте и мне пару острот... Или... Ах, неужели переживаете, что тогда и в вас самом остроты прибавится?
Он подмигнул Мадам:
- Скажите принести профитроли.

+1

45

Герцог Орлеанский не страдал лишним весом, он не знал чувств голода и сытости, принц ел часто и мало. Тут и там цепляя то кисть винограда, то знатные бараньи котлетки, то пирожные. К последнему Филипп был равнодушен и не разделял страсти своего брата и любовника ко всяким сладким штучкам. Вот кусок мяса и кубок с вином – другое дело. Тем не менее слизывать изысканный и взбитый крем с пухлых губ его «жены» герцогу…нравилось.
А у нее хороший аппетит, и без всякой ложной скромности. Герцог невольно сравнивал принцессу с Генриеттой, та стыдилась своего желания вкусно перекусить. Ей хотелось сохранить воздушность, продолжать блистать при дворе и называться «Министром Увеселений». Первая Мадам особенно огорчалась после родов, и агрессивно посещала купальню, а если это не помогало, то затягивала корсет до тех пор, пока не становилась бледной и еще дышащей. Брат был известен своими комплиментами, поэтому многие дамы стремились как следует «затянуться» и привлечь взор Его Величества тонкой талией.
«Кажется это ее не слишком волнует. Бедра хорошие. Проблем с родами возникнуть не должно»
Взгляд герцога сделался оценивающим, мысленно он уже раздел свою новую жену. Лизелотта обладала формами, его покойная мать, тоже не была «худенькой феей», и роды суда по рассказам ее дам, проходили легко. Значит, принцесса Палатин готова подарить ему наследника. Это хорошо. Но… Филипп посмотрел в окно, осознавая, что ему нужно будет разделить ложе со своей женой. Проблема насущная. Филипп перевел взгляд на фаворита. Шевалье. Он плохо переносил его попытки заделать ребенка первой супруге… Сейчас.
«Боюсь, от игры никуда не деться. Я посещу Мадам, он отправиться в будуар к какой-нибудь раскрасавице. Или красавчику.»
Его любовник обожал сладкое, Филипп чуть улыбнулся, как-то он намекнул шевалье, что от обильного поглощения сладкого тот может потяжелеть. Яблочко от яблони, комплименты принца тоже не были верхом ораторского искусства. Беарнское прошлое родовитых Бурбонов давало о себе знать, куда им до Гизаров, с их языкастостью!? Тогда шевалье вздумал оскорбиться и принцу пришлось долгое время завлекать его в постель.  А уж слова о благодарности, Филипп все слышал, хорошо он стал старше и уже не был так горяч, как в первые годы их знакомства. За подобные слова шевалье мог тут же отправиться в спальню принца для тайного и бурного свидания. Филипп сморгнул, возвращаясь к реальности. Пухловатые губы герцога сложились в усмешку.
- Милейший. Вы забыли правила моего дома?
«Началось….»
Застыла гробовая тишина, слуги Месье знали, что тот ценит своих людей за молчаливость. Филипп смотрел на невольного нарушителя насмешливо, а тот испуганно сглотнул.
- Только не нужно оправданий. Еще одно слово и Вам придется проштудировать «правила этикета» стоя на коленях на россыпи гороха.
Филипп щелкнул пальцами.
- Принесите то, что пожелал мой друг.
- Мадам. Вы любите сладкое? Как это мило. Вы ведь так и не поели с дороги. Мне распорядится принести вина. Мяса?
Герцог Орлеанский был сама любезности, сама учтивость. Бедняжке предстояло стать его женой. Не самая завидная доля.
- Друг мой...
Филипп посмотрел на шевалье тем особенным жадным взглядом, который с ним случался, когда он желал уединиться с ним в спальне.
- Не забудь сегодня вечером принести профитроли и вино. Нужно как следует погулять. Я слышал у народа есть традиция. Жених должен как следует погулять перед свадьбой. Ты слышал о таком?
- Моя дорогая.
На сей раз Филипп обратился к Лизелотте.
- Невеста тоже должна как следует повеселиться. Общество каких дам Вам было бы приятнее? После церемониала мы устроим свой праздник.

+1


Вы здесь » FRPG Versailles: Vanity Fair » The historys of poisoning » Новая Мадам Орлеанская