FRPG Versailles: Vanity Fair

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » FRPG Versailles: Vanity Fair » The historys of poisoning » О том, как новая Мадам Орлеанская появилась при дворе.


О том, как новая Мадам Орлеанская появилась при дворе.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sd.uploads.ru/2j1Yb.gif

Время: Поздний вечер. 11 декабря 1671г.
Место:
Версаль.
Историческая составляющая:
Новой Мадам предстоял официальный прием в Версале. О, сколько же слухов об этом месте слышала наша героиня. Царство разврата. Именно так величали его иностранцы, а сами в жарких снах представляли себе все великолепие грех.
Участники:
Луи Четырнадцатый, Лизелотта Пфальцкая и Филипп Орлеанский, Филипп Лотарингский.

Прошлый эпизод
Новая Мадам Орлеанская

0

2

Совершенно никто не сомневался, что такое событие не пропустит ни единый придворный, даже самый малозначимый. Брата короля в очередной раз женят. Да-да, именно женят, он то сам, очевидно, никакого восторга на этот счет не испытывал. Конечно, намного приятнее быть свободной птицей, жить в свое удовольствие, не думать ни о каких семейных дрязгах. Да и жену ему король подобрал... Что тут сказать, если даже сама Елизавета-Шарлотта прекрасно знала, что ей далеко до первой красавицы. Это было похоже на насмешку великого государя.
Именно по причине внешней неказистости девушку старались прихорошить к приему. Это было очень важно, первый выход дамы в свет, первое официальное появление в обществе. Далеко не все успели посмотреть на её выход из кареты. Корсет затянули так, что у Лиззи чуть глаза на лоб не полезли, ей весь день не давали есть, аргументируя тем, что у дамы талия должна быть толщиной с мизинец кавалера. Дурацкая мода, кому нужна тощая фарфоровая куколка, которая не способна родить здоровое дитя. А ведь только дамы, которые хорошо едят и достаточно двигаются на это способны. Принцессе Палатин ещё предстояло познать всю гниль и лень восхитительного и прекрасного версальского общества. Это была явно не её родина, с более простыми, но честными нравами. Это было змеиное кодло.
- Не переживайте, король в прекрасном расположении духа. Он будет рад вас видеть. - Шептала Лизелотте её фрейлина-немка. Бедная принцесса не знала, что ей придется распрощаться с не вскоре, по традиции она должна была получить французскую красавицу в помощницы.
Стараясь не нервничать, немка вытирала потные от волнения ладони о юбку. Было бы неприятно во время танца (если не удастся просто не танцевать) подать партнеру влажные пальцы, будь-то бы их шнауцер облизал. Мерзость какая. Когда пришло время и ей подали знак, Лиззи пошла вперед, ощущая сотни глаз на себе. В тишине зала она казалась себе ещё более неуклюжей, чем была на самом деле. Просто потому, что она шла и торопилась, юбка неприлично громко шуршала по её мнению, сама она сопела. Главное - поклонится королю достаточно учтиво. А потом попытаться не привлекать лишнего внимания, мало ли чем это может тут обернуться.

+2

3

Людовик Четырнадцатый, король Франции, не был рад предстоящему браку своего брата. Совсем.
Еще только недавно, Филипп был женат на красавце Генриетте, сестре короля английского, и вот, он женится снова. Он винил брата в смерти его жены, которая была по совместительству любовницей самого Луи.
Но как возлюбленный брат короля и еще не старый мужчина, он должен был жениться вновь. Поэтому поводу сам Филипп жестоко страдал. Столь же сильно переживал из-за этого и его любовник. Последнее доставляла удовольствие королю. Он, конечно, повесил бы шлюху мужского рода, но принц никогда бы ему этого не простил.
Хотя именно благодаря любовнику Филиппа, Луи получил возможность давления на братика. Ведь тот посмел участвовать в преступном сговоре против него. А король его простил.  Соответственно Филипп Орлеанский был теперь Людовику должен. А долг этот был серьезным.
Король стоял в окружении придворных и, ожидая появления, новой мадам Орлеанской и она заранее ему не нравилась. Так как ни приданным, ни умом, ни красотой, ни важностью связей (Англия - это Англия) принцесса Палантин не могла соперничать с красавицей Генриеттой Английской заранее. А еще у Людовика были чувства к прошлой жене Филиппа и теплые детские воспоминания, который он, как и его брат, бережно хранили в своих сердцах.
Мужчина заметил, как все взгляды придворных, были прикованы, к той, что шла по мраморному полу, тихо ступая к королю. Сам Людовик, соблюдая этикет головы, не поворачивал. Он встретится взглядом с принцессой, лишь тогда когда девушка подойдет к нему чтобы представиться и поклониться. Так требовал этикет те, что при дворе устанавливал он сам.
А Луи всегда был любителем устанавливать правила. Сам же всегда их и нарушал. Но не сейчас. Не в тот важный момент, когда очередная несчастная девушка, которая не получит в предстоящем браке ни любви, ни мужниной ласки, ни банального уважения шла навстречу королю, который должен был этот брак ей пообещать. Его брат даже не пожелал появиться. А если он и соблаговолит, почтить их своим присутствием - это несомненно, будет только для того чтобы вызвать в обществе очередной скандал и новые пересуды. Луи всегда ожидал от Филиппа гадостей. Они не замедлят появиться.

+1

4

Капризы и «выходки» остались в отдаленном прошлом, там же где покоился гроб с его женой. Генриетта. Месье был уверен в том, что именно любовь и преданность Мадам к королю – в конечном счете, стоили ей жизни. Она навсегда осталась в его памяти, веселой девочкой у которой не хватало платьев и украшений. Принцессой без королевства. Худенькой и угловатой. Ей очень шли мальчишеские наряды. Их детские игры. Филипп бережно хранил эти воспоминания в своей памяти, складывая их, точно украшения в сундук. Он так и не смог… передарить то ожерелье с изумрудами, что однажды подарил ей. В то недолгое и легкое время, когда между супругами Орлеанскими воцарился мир и они предались ностальгии.
Герцог Орлеанский. Именно сейчас он им и был. Как и любой человек во Франции обязан был слушаться воли Его Величества. Никак иначе. Никаких «но». Если снова показать свою заинтересованность в чем-либо или ком-либо, брат не замедлит принять все это и исказить. Филиппу не повезло родиться вторым. Младшие братья королей. Бич коронованных особ. Измена. Предательство. Филиппу иногда казалось, что дворянам очень бы хотелось устроить новую междуусобицу. А чем же еще заняться во дворце? Этом рассаднике сплетен и слухов. Кто-то готов к интригам со скуки, а кому-то хочется вернуть былые привилегии. Стая псов, которых Луи вырастил и раскормил, так и ждала новой команды. «А-ту». Филипп исполнял приказ короля. И только. Его наряд не был ослепителен, скорее выбивался из общего соцветия не броским видом. Лицо герцога, который появился при дворе впервые за долгое время, ничего не выражало. Среди сонма лиц, он рассмотрел своих знакомых и чуть улыбнулся каждому из них. Раз уж король пожелал отнять его друзей, он сумеет вернуть их обратно. Он подошел ближе и теперь смотрел на свою избранницу. Ничего общего. Пухловатая блондинка. Над ее обликом расстарались на славу. Почему такой болезненный румянец? Бедняжка, еще может дышать.
- Ваше Величество.
Герцог посмотрел на брата и его жену, склонившись в церемонном поклоне. Чтобы там не было, он не собирался продолжать «семейную изменчивую традицию». Хотя бы и из упрямства. Пусть Луи ведет себя как угодно, но Он не будет поддаваться на провокации, возможно тогда старший брат поймет, что заблуждается на его счет.
- Принцесса.
Филипп ободряюще улыбнулся белокурой девушке. Земной. Приземленной. Не лишенной чувства юмора и иронии, и коснулся ее руки, чуть пожав ее, а после притянул ближе, запечатлев на тыльной стороне ладони почти невесомый поцелуй, всматриваясь в ее глаза. Пока обстановка Версаля не действовала на герцога удушающе, возможно, ему удастся вернуться в Сен-Клу в скором времени.

0


Вы здесь » FRPG Versailles: Vanity Fair » The historys of poisoning » О том, как новая Мадам Орлеанская появилась при дворе.